Воскресенье, 18.02.2018, 08:15

Добро пожаловать на сайт Быковской Детской Библиотеки

Меню сайта
Карта
Погода
Яндекс.Погода
Мини-чат
200
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 83
Статистика

День Петра и Февронии

 

Есть в земле Российской город,
Стар летами – сердцем молод.
Город славен и богат,
Честь и веру в нём хранят.
Здесь вам многое покажут,
Дива дивные расскажут
О Февронии, Петре,
О коварстве и добре.
Валентина Куплевацкая Добрикова

 
В честь святых князей Муромских Петра и Февронии  8 июля отмечается праздник 
Любви, Семьи и Верности

С историей жизни и любви святых Петра и Февронии можно познакомиться, прочитав «Повесть о Петре и Февронии Муромских». Это литературная обработка любимой русским народом легенды.
«Повесть о Петре и Февронии Муромских», рассказывающая о жизни князя Петра и его жены княгини Февронии, стала гимном супружеской любви и верности. В России День Петра и Февронии Муромских (8 июля) стал отмечаться с 2008 года как День семьи, любви и верности.

ПОВЕСТЬ О ПЕТРЕ И ФЕВРОНИИ МУРОМСКИХ

Стоит на Руси город под названием Муром. Восемь веков назад правил в нём князь по имени Павел, и хорошо правил: врагов не подпускал даже близко, торговлю вёл успешную далёко.
Купцы из Мурома продавали в страны заморские меха, мёд и воск, а взамен привозили ткани шёлковые, камни драгоценные, приправы душистые и даже...соль. Тогда на Руси она считалась ценным товаром и подавалась только на столы богатых людей.
А кто был богат? Князь и его ближайшие помощники – знатные бояре. Их роскошным избам простой народ и радовался, и завидовал. Хотелось ведь простому человеку жить по-боярски, а боярам – по-княжески. Потому и начинали люди злиться друг на друга да ругаться. А некоторые даже врагами заклятыми становились.
Вот в древнем Муроме злоба неприметно и начала изводить мир из семей. Чему не мог нарадоваться враг рода человеческого – обманщик-дьявол.
Только лишь в тереме самого князя – покой и тишина. Не бранятся и не сердятся. Тогда-то и решил дьявол разладить мир в княжеской семье оружием древним и испытанным: послал оборотня – злого духа в образе Павла, уговаривать княгиню на ласки и поцелуи. Зачем? А чтобы князь узнал про измену, разгневался и наказал свою неверную супругу. Тогда миру в семье – точно конец, а вскоре, глядишь, и во всём Муроме покоя не найдёшь.
Зачастил оборотень к княгине. Люди и не догадывались, что муж-то к ней приходит не настоящий, а призрачный. Однажды княгиня набралась мужества и рассказала Павлу о страшной напасти. Про нечистую силу разные истории князь слыхал и ранее, но никак не ожидал, что несчастье придёт именно в его семью.

И придумал князь взять врага особым оружием – хитростью. Научил жену, не подавая вида, выведать у злого духа: как от него можно избавиться? Вот княгиня искусно и выведала, что смерть злому духу суждена "от Петрова плеча и Агрикова меча", да пересказала эти странные слова мужу.
Разгадать их значение князь не мог, а потому решил посоветоваться со своим младшим братом Петром. С самого детства братья были дружны и всегда на двоих разделяли свои невзгоды, отчего они казались не такими тяжкими. Старший помогал младшему, а младший – старшему. Но поскольку Павел всё-таки нёс княжеское служение, то возможностей имел больше и помогал Петру чаще. Потому младший чувствовал себя всегда должником.
И когда он в разговоре услышал слова "от Петрова плеча", сердце младшего брата взыграло радостью. Пётр догадался сразу, что ни о каком другом Петре, кроме него самого, не может быть речи. Ведь более удобного случая воздать брату добром за добро Петру не представлялось. Утаив своё желание, он хотел узнать лишь об одном: что представляет собою этот Агриков меч и где его можно найти?
Пётр разослал гонцов куда только возможно. Но где бы те ни побывали, кого ни расспрашивали – меч не нашли. А помочь своему брату Пётр хотел от всего сердца.
Пётр часто молился в православных храмах. Зайдя в один из них, Пётр помолился, прося помощи своему брату князю Павлу. А когда человеку помощь очень нужна, случается, что она приходит сразу. И порою самым неожиданным образом.
Не успел Пётр выйти из храма, как к нему подошёл мальчик и повёл к алтарной стене. Показалась щель, где хранился Агриков меч (меч-кладене́ц — оружие богатырей, был волшебным и придавал владельцу непобедимость, обычно попадал в руки хозяину из какого-либо тайника), и исчез...
И вот однажды, когда Пётр решил навестить Павла с супругой, произошло неожиданное событие.
Обнявшись со старшим братом. Пётр отправился в горницу повидаться с княгиней и был удивлён: Павел уже сидел рядом с ней. Вернувшись на прежнее место, где недавно произошла их встреча, Пётр снова увидел там брата. Тогда Пётр и спросил, как Павел мог дважды его опередить?
– Никуда я отсюда не выходил и у княгини своей не был, – ответил муромский князь.
Тогда-то Пётр и догадался, что у княгини он видел злого духа в образе Павла. Упросив брата никуда не выходить, Пётр взял меч и отправился к княгине. Горячее сердце не страшилось, руки крепко сжимали холодное оружие, а ноги ступали твёрдо.
Пётр собрал всю свою силу, замахнулся и ударил оборотня раз, ударил другой... Зашипела  нечистая сила в человеческом обличии и приняла свой настоящий вид: превратилась в змея, начала извиваться и брызгать кровью во все стороны. Пётр не стал медлить и зарубил чудовище насмерть.
Но капли крови, попавшие на Петра, образовали на его теле язвы – воспалённые места на коже, небольшие раны, которые долго не заживают. Со временем вокруг них образуются сухие корки – струпья. Младшего брата охватила тяжкая болезнь.

У кого только Пётр не пытался получить исцеление... Лучшие врачи оказались бессильны перед неизвестной им болезнью. Но однажды Пётр услыхал, что в Рязанской земле много врачей, и велел везти себя туда – из-за тяжкой болезни сам он сидеть на коне не мог. И когда привезли его в Рязанскую землю, то послал он всех приближённых своих искать врачей.
Один из княжеских слуг забрёл в село, называемое Ласково. Пришёл он к воротам одного дома и никого не увидел. И зашёл в дом, но никто не вышел ему навстречу. Тогда вошёл он в горницу и увидел удивительное зрелище: за ткацким станком сидела в одиночестве девушка и ткала холст, а перед нею скакал заяц.
И сказала девушка: «Плохо, когда дом без ушей, а горница без очей!» Юноша, не поняв этих слов, спросил: «Где хозяин этого дома?» На это она ответила: «Отец и мать мои пошли взаймы плакать, брат же мой пошёл сквозь ноги смерти в глаза глядеть».
Юноша опять ничего не понял, и спросил у девушки: «Вошёл я к тебе и увидел, что ты ткёшь, а перед тобой заяц скачет, и услыхал я из уст твоих какие-то странные речи и не могу уразуметь, что ты говоришь. Сперва ты сказала: плохо, когда дом без ушей, а горница без очей. Про отца же и мать сказала, что они пошли взаймы плакать, про брата же сказала – «сквозь ноги смерти в глаза смотрит». И ни единого слова твоего я не понял!»
Она сказала ему: «И этого-то понять не можешь! Пришёл ты в дом этот, и в горницу мою вошёл, и застал меня в неприбранном виде. Если бы был в нашем доме пёс, то учуял бы, что ты к дому подходишь, и стал бы лаять на тебя: это – уши дома. А если бы был в горнице моей ребёнок, то, увидя, что идёшь в горницу, сказал бы мне об этом: это – очи дома. А то, что я сказала тебе про отца и мать и про брата, что отец мой и мать пошли взаймы плакать – это пошли они на похороны и там оплакивают покойника. А когда за ними смерть придёт, то другие их будут оплакивать: это – плач взаймы. Про брата же тебе так сказала потому, что отец мой и брат – древолазы, в лесу по деревьям мёд собирают. И сегодня брат мой пошёл бортничать, и когда он полезет вверх на дерево, то будет смотреть сквозь ноги на землю, чтобы не сорваться с высоты. Если кто сорвется, тот ведь с жизнью расстанется. Поэтому я и сказала, что он пошёл сквозь ноги смерти в глаза глядеть».

Говорит ей юноша: «Вижу, девушка, что ты мудра. Назови мне имя свое». Она ответила: «Зовут меня Феврония». И юноша сказал ей: «Я слуга муромского князя Петра. Князь мой тяжело болен, в язвах. Покрылся он струпьями от крови злого летучего змея, которого он убил своею рукою. В своём княжестве искал он исцеления у многих врачей, но никто не смог вылечить его. Поэтому повелел он сюда себя привезти, так как слыхал, что здесь много врачей. Но мы не знаем ни имён их, ни где они живут, поэтому и расспрашиваем о них. Если кто вылечит его, того князь богато наградит». Она ответила: «Приведи князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!»
Юноша быстро возвратился к князю и подробно рассказал ему обо всём, что видел и слышал. Князь Пётр повелел: «Везите меня туда, где эта девица». И привезли его в тот дом, где жила девушка. И послал он одного из слуг своих, чтобы тот спросил: «Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть вылечит и получит богатую награду». Она ответила: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово моё: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его». И вернулся человек тот и передал князю своему, что сказала ему девушка.
Князь Пётр с пренебрежением отнёсся к словам её и подумал: «Ну как это можно – князю дочь древолаза взять себе в жены!» И послал к ней, молвив: «Скажите ей – пусть лечит как умеет. Если вылечит, возьму её себе в жены». Пришли к ней и передали эти слова. Она, взяв небольшую плошку, зачерпнула ею хлебной закваски, дунула на неё и сказала: «Пусть истопят князю вашему баню, и пусть он помажет этим всё тело своё, где есть струпья и язвы. А один струп пусть оставит непомазанным. И будет здоров!».
И принесли князю эту мазь, и велел он истопить баню. А девушку захотел он испытать в ответах – так ли она мудра, как он слыхал. Послал к ней с одним из своих слуг небольшой пучок льна, говоря так: «Если она так мудра, пусть из этого льна сделает мне сорочку, и одежду, и платок за то время, пока я в бане буду». Слуга принёс Февронии пучок льна и, вручив его ей, передал княжеский наказ. Она сказала слуге: «Возьми обрубок поленца, пойди и дай своему князю от меня и скажи ему: за то время, пока я очешу этот пучок льна, пусть князь твой смастерит из этого обрубка ткацкий стан и всю остальную снасть, на чём будет ткаться полотно для него». Слуга принёс к своему князю обрубок поленца и передал слова девушки. Князь говорит: «Пойди скажи девушке, что невозможно из такой маленькой чурочки за такое малое время смастерить то, чего она просит!» Слуга пришёл и передал ей слова князя. Девушка на это ответила: «А это разве возможно – взрослому мужчине из одного пучка льна за то малое время, пока он будет в бане мыться, сделать сорочку, и платье, и платок?» Слуга ушёл и передал эти слова князю. Князь подивился ответу её.
Потом князь Петр пошёл в баню мыться и, как наказывала девушка, мазью помазал язвы и струпы свои. А один струп оставил непомазанным, как девушка велела. И когда вышел из бани, то уже не чувствовал никакой болезни. Наутро глядит – все тело его здорово и чисто, только один струп остался, который он не помазал. И дивился он столь быстрому исцелению. Но не захотел он взять её в жены из-за происхождения её, а послал ей дары. Она не приняла.
Князь Петр поехал в город Муром выздоровевшим. Лишь оставался на нём один струп, который был не помазан по повелению девушки. И от того струпа пошли новые струпья по всему телу. И снова покрылся он весь струпьями и язвами, как и в первый раз.
И опять возвратился князь на лечение к девушке. И когда пришёл к дому её, то со стыдом послал к ней, прося исцеления. Она, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он твёрдое слово дал ей, что возьмёт её в жены. И она снова, как и прежде, то же самое лечение определила ему. Он, быстро исцелившись, взял её себе в жены. И прибыли они в город Муром и начали жить счастливо.
Через  некоторое время князь Павел скончался. Князя Петра выбрали новым муромским князем.
Бояре не взлюбили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему.
Однажды кто-то из прислуживающих ей пришёл к князю Петру и наговорил на неё: «Каждый раз, – говорил он, – окончив трапезу, собирает в руку крошки, будто голодная!» И вот князь Петр, желая её испытать, повелел, чтобы она пообедала с ним за одним столом. И когда кончился обед, она, по обычаю своему, собрала крошки в руку свою. Тогда князь Пётр взял Февронию за руку и, разжав её, увидел ладан благоухающий и фимиам. И с того дня он её больше никогда не испытывал.

Минуло немалое время, и вот однажды пришли к князю бояре его во гневе и говорят: «Княже, готовы мы все верно служить тебе, но не хотим, чтобы княгиня Феврония повелевала жёнами нашими. Если хочешь оставаться самодержцем, пусть будет у тебя другая княгиня. Феврония же, взяв богатства, сколько пожелает, пусть уходит куда захочет!». Пётр, в обычае которого было ни на что не гневаться, с кротостью ответил: «Скажите об этом Февронии, послушаем, что она скажет».
Бояре задумали устроить пир. Стали пировать и вот, когда опьянели,
потеряв стыд, завели разговор: «Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре просят у тебя: дай нам, кого мы у тебя попросим!» Она в ответ: «Возьмите, кого просите!» Они промолвили: «Мы, госпожа, все хотим, чтобы князь Петр властвовал над нами, а жёны наши не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Взяв сколько тебе нужно богатств, уходи куда пожелаешь!» Тогда она сказала: «Обещала я вам, что, чего ни попросите – получите. Теперь я вам говорю: обещайте мне дать, кого я попрошу у вас». Они обрадовались, не зная, что их ждёт, и поклялись: «Что ни назовёшь, то сразу получишь». Тогда она говорит: «Ничего не прошу, только супруга моего, князя Петра!» Они ответили: «Если сам захочет, ни слова тебе не скажем». И каждый подумал, что, если не будет князя Петра, придётся ставить другого: а ведь в душе каждый из бояр надеялся князем стать.
Произошло всё в точности, как и договаривались. Князь долго думал, как правильно поступить, оставил княжеское служение.
Бояре приготовили для них суда на реке Оке. И вот поплыли они по реке в судах. 
Вечером пристали они к берегу и начали устраиваться на ночлег. Князь Пётр задумался: «Что теперь будет, коль я по своей воле от княженья отказался?». Феврония говорит ему: «Не скорби, князь, милостивый Бог, творец и заступник всех не оставит нас в беде!»
На берегу тем временем на ужин князю Петру готовили еду. И повар обрубил маленькие деревца, чтобы повесить на них котлы. А когда закончился ужин, княгиня Феврония, ходившая по берегу и увидевшая обрубки эти, сказала: «Да будут они утром большими деревьями с ветвями и листвой». Так и было: встали утром и нашли вместо обрубков большие деревья с ветвями и листвой.
И вот когда люди собрались грузить с берега на суда пожитки, то пришли вельможи из города Мурома, говоря: «Господин наш князь! От всех вельмож и от жителей всего города пришли мы к тебе, не оставь нас, сирот твоих, вернись на своё княжение. Ведь много вельмож погибло в городе от меча. Каждый из них хотел властвовать, и друг друга перебили. И все уцелевшие вместе со всем народом молят тебя: господин наш князь, хотя и прогневали и обидели мы тебя тем, что не захотели, чтобы княгиня Феврония повелевала жёнами нашими, но теперь хотим мы, чтобы были вы, и любим вас, и молим, чтобы не оставили вы нас, рабов своих!»
Князь Пётр и княгиня Феврония возвратились в город свой. И городом своим управляли со справедливостью и кротостью, а не с яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли.
Когда приспело время благочестивого преставления их, умолили они Бога, чтобы в одно время умереть им. И завещали, чтобы их обоих положили в одну гробницу, и велели сделать из одного камня два гроба, имеющих меж собою тонкую перегородку. В одно время приняли они монашество. 
В то время, когда Феврония, наречённая Ефросинией, вышивала лики святых на воздухе для соборного храма пречистой Богородицы, князь Пётр, наречённый Давидом, послал к ней сказать: «О сестра Ефросиния! Пришло время кончины, но жду тебя, чтобы вместе отойти к Богу». Она ответила: «Подожди, господин, пока дошью воздух во святую церковь». Он во второй раз послал сказать: «Недолго могу ждать тебя». И в третий раз прислал сказать: «Уже умираю и не могу больше ждать!» Она в это время заканчивала вышивание того святого воздуха: только у одного святого мантию ещё не докончила, а лицо уже вышила; и остановилась, и воткнула иглу свою в воздух, и замотала вокруг неё нитку, которой вышивала. И послала сказать блаженному Петру, нареченному Давидом, что умирает вместе с ним. 
После преставления их решили люди тело князя Петра похоронить в городе, Февронию же похоронить в загородном женском монастыре, говоря, что так как они стали иноками, нельзя положить их в один гроб. И сделали им отдельные гробы. Общий же их гроб, который они сами повелели высечь себе из одного камня, остался пустым в городском соборном храме пречистой Богородицы. Но на другой день утром люди увидели, что отдельные гробы, в которые они их положили, пусты, а тела их нашли в городской соборной церкви пречистой Богородицы в общем их гробе, который они велели сделать для себя ещё при жизни. Люди опять переложили их в отдельные гробы и снова разъединили. И снова утром оказались святые в едином гробе. И после этого уже не смели трогать их тела и погребли их возле городской соборной церкви Рождества святой Богородицы, как повелели они сами – в едином гробе.

​♦  Древнерусская литература: Книга для чтения. 5-9 кл.- М.: Школа-Пресс, 1993.- 320 с.- (Круг чтения: Школьная программа).
♦  Пётр и Февронья.- Минск: Изд-во Дмитрия Харченко, 2013.- 16 с.: ил.